Казачий исторический календарь : КАЗАКИ В войне 1812г.

Донское казачество в Отечественной войне 1812 год

Николай Дик

Стратегические действия донского казачества в Отечественной войне 1812 года Одной из актуальнейших тем современности - является тема патриотизма. Изучая историю, мы сталкиваемся с примерами героизма, мужества, любви к своей Отчизне. Но особенно близки мне герои Дона, прославившееся в многочисленных войнах за родную землю, потому что все мои предки по материнской линии родились именно на этой земле. Вспомним памятный 1812 год. 12 июня французский император Наполеон с огромной армией перешел реку Неман и пошел боевыми порядками на Москву. 6 июля 1812 г. правительство России обратилось с призывом ко всем губерниям собирать народное ополчение для борьбы с врагом. 18 июля новым царским Манифестом 16 губерний получили право на ограниченный призыв ополченцев, в том числе и Дон. Но желание донских казаков защищать свое Отечество было настолько велико, что кроме выставленных в действующую армию казачьих полков на Дону стало формироваться ополчение. Всего с Дона на войну с Наполеоном ушло 26 казачьих полков (в том числе 2, собранные по приказу от 26 июня Атамана М. И. Платова, т.е. до объявления о призыве в ополчение), т.е. примерно 15 тысяч казаков. «В совершенной готовности к выступлению» стояли на Дону два рабочих полка (которые занимались строительством Новочеркасска), снабженные оружием и провиантом, а также «шесть орудий конной артиллерии, укомплектованные по штату людьми, зарядами и прочими принадлежностями сполна». В резерве на Дону остались до особого вызова правительством снаряженные донским дворянством из своих крестьян ополчение из 3.074 ратников, обеспеченным необходимым обмундированием, оружием, провиантом и т.д. Уже 5 октября Войсковой Атаман М.И. Платов докладывал письменным рапортом фельдмаршалу М.И. Кутузову о том, что практически все казачьи полки прибыли на места своей дислокации в русской армии. Историк Бурыхин Д. А. утверждает, что корпус атамана Платова первым столкнулся с французской конницей. Перед вступлением в первый бой Платов отдал патриотический приказ. В нем он подчеркивал справедливость борьбы, которую ведет русская армия, отмечал, что казаки лишившиеся в бою лошадей, «должны биться пешими до последней капли крови, а так же, будучи легко ранеными, не должны уходить с поля боя». Навстречу неприятелю выступали казаки полные отваги. 26 июня у деревни Кореличи Платов столкнулся с большими силами врага. Платов приказал Атаманскому полку заманить их в «вентерь». Небольшое количество казаков заманило польских уланов графа Турно в окружение. С флангов на них налетели атаманские сотни с поддержкой донской артиллерии. Много поляков попало в плен. После боя Платов писал в своем донесении: «У нас урон был невелик, потому что перестрелкой занимались мало, но дружно атаковали в дротики». Получивши донесение о неудаче конницы графа Турно у деревни Кореличи, начальник авангарда Наполеона, генерал Латур-Мобур, приказал генералу Рожнецкому 28 июня захватить городок Мир и двигаться дальше. Возле Мира уже стоял Платов. К нему подошло подкрепление. «Всего в распоряжении собралось 4400 казаков с 12 пушками донской артиллерии, 1000 человек пехоты и 2500 драгун, гусар и уланов. Опять должен был развернуться широкий казачий вентерь». 28 июня при Мире произошло второе сражение. Поздно вечером усталый Платов писал Багратиону: «Поздравляю ваше сиятельство с победою, и победою редкою над кавалериею. Сильное сражение продолжалось часа четыре, грудь на грудь…из 6 полков неприятельских едва ли останется одна душа, или, может, несколько спасется…У нас урон невелик». Победа Платова у Мира в то трудное время являлась очень важной для русской армии, ибо поднимала дух отступающих войск. Хитрыми действиями казаки совершенно измучили поляков. В те времена, про казаков писали французы: «Не знаешь, как против них действовать; развернешь линию - они мгновенно соберутся в колонну и прорвут линию; хочешь атаковать их колонною - они быстро развертываются и охватывают её со всех сторон». Казаки задержали наступление Наполеоновских полков, дали возможность армиям Барклая и Багратиона соединиться, кроме того, постоянные нападения казаков измотали французскую конницу. Французам не хватало продовольствия. Наступать по разоренной местности становилось невозможно. Наполеон старался принудить русских к сражению, но русские отступали перед его полками, и вскоре Наполеон понял, что отступление русских вызвано не доблестью его полков, а производиться умышленно. Так отошли русские за Витебск. 5 августа после упорного боя войска оставили Смоленск и продолжали отход. Периодически казакам поручалось производить набеги в тыл к неприятелю. «О! Казаки знали, как делать набеги! Их учили этому черкесы и татары, казачий набег был быстр и внезапен» (Иллюстрированная история казачества, репринтное издание 1909г. - Волгоград: Ведо, 1994, 534с.) Например, 15 июля казаки истребили более 2000 захватчиков, взяли в плен 13 офицеров и 630 человек. С 1 по 14 августа корпус Платова почти не выходил из мелких сражений с неприятелем. Причем всюду казакам приходилось сражаться с превосходящими силами врага. И донцы с честью выдержали этот натиск. С 8 по 17августа Платов командовал главным арьергардом, в состав которого помимо казачьих полков, входили регулярные части. Но выполнить поставленную задачу - возможно, из-за недостатка выделенных войск - он не смог: несколько раз его арьергард не сдержал натиск французов и почти в плотную подпустил их к расположению главных русских сил; нередко, ввиду быстрого отступления на главном направлении, оголялись или же оставались без прикрытия незащищенные фланги боковых арьергардов. Недовольный Барклай 14 августа отдал Платову приказ сдать командование П.П. Коновницыну, о чем атаман узнал лишь 18 августа. Интересно, что сведения об отстранении Платова от командования арьергардом русской армии дошли до Наполеона. Ему было послано дезинформирующее письмо, о том, что казаками был недоволен Кутузов, отославший Платова и большую часть его войска на Дон. И Наполеон тому поверил. На Дон Платов не ездил. По прибытии Кутузова Платов побывал в Москве и возвратившись к войскам участвовал в Бородинском сражении. Планируя оборонительное сражение, Кутузов главной целью считал нанесение наибольшего поражения армии Наполеона и всемерное сохранение своих сил. До Москвы оставалось 150 километров. Кутузов принял главное командование над русскими армиями. Он прекрасно понимал, что генеральное сражение должно состояться под Москвой. Такая позиция была выбрана им в районе села Бородино. Вся позиция русской армии простиралась в длину на 8 километров, имела глубокий боевой порядок с резервами пехоты и конницы. «Казачьи полки к началу сражения располагались следующим образом: около деревни Утицы, на крайнем левом фланге русской армии, находился мощный отряд донцов из 8 полков, под командованием А.А.Карпова. Здесь же стояла рота донской казачьей артиллерии. 4 полка под командованием М.Г. Власова находились в наблюдении на нижнем течении реки Колочи. Лейб - казачий полк генерал-майора В.В. Орлова- Денисова входил в состав кавалерийского корпуса Уварова. Матвей Иванович Платов с 10 полками стоял на правом фланге русской армии. 25 августа обе армии вели подготовку к сражению. В этот жаркий августовский день в лагерь русских войск привезли чудотворную икону Смоленской Божьей Матери. Солдаты надели на себя чистые рубахи: все готовились к смерти. В казачьем лагере раскинувшемся более чем на версту, лошади стояли по коновязям, пики были составлены в костры, а казаки выстроены впереди коновязей. Медленно шли мимо казаков священники, несли хоругви, иконы, и на особенных носилках проносили чудотворную икону. Казаки стояли на коленях на сжатом поле и горячо молились. Донцы брались рукою за ладанки висевшие на груди. В этих ладанках со словами молитвы была зашита горсть родной Донской земли. Истлели холсты ладанок, истлела и рубаха на черной груди казака. Им нечего было переодеть, им некогда было переодеться. Лишь к вечеру пришли они сюда после жаркого боя в котором потеряли генерала Краснова и многих казаков». (Иллюстрированная история казачества, репринтное издание 1909г. - Волгоград: Ведо,1994, 534с.). Сражение началось 26 августа в 5 часов 30 минут. Русская армия накануне сражения имела 120 тысяч человек, из них 10 тысяч ополченцев, при 640 орудиях. Французская армия насчитывала около 135 тысяч человек при 587 орудиях. Бородинское сражение имело решающее значение во всей войне 1812 года. До наших времён сохранилась старинная песня донских казаков о войне 1812 года: ГРЯНУЛ ВНЕЗАПНО ГРОМ НАД МОСКВОЮ. Грянул внезапно гром над Москвою, Выступил с шумом Дон из брегов. Припев: Ай, донцы-молодцы! Ай, донцы-молодцы! Ай, да донцы, донцы-молодцы! Все запылали мщеньем, войною - Мщеньем, войною против Врагов. (Припев). Русским знакома к славе дорога! С Дона до Рейна вмиг пролетим. (Припев). Натиском быстрым всех превозможем, Всех превозможем и отомстим. (Припев). Верь и надейся - Русь безопасна, Русского войска сила крепка. (Припев). Страшен аркан наш, сабля ужасна, - Сабля ужасна, пика метка. (Припев). Грянули чада Тихого Дона, - Мир изумился, враг задрожал. (Припев). Рушилась слава Наполеона, Наполеона, - враг побежал. (Припев). Где не посмотришь - пики мелькают, Граду подобно, стрелы шумят. (Припев). Пули, как пчелы, роем летают, Роем летают, сабли звучат. (Припев). Против сил русских не устояли, Чая спасенье в бегстве найти. (Припев). Бросили пушки, ружья, снаряды, Ружья, снаряды, - только б уйти. (Припев). Славу и кости - все положили, Все положили в русской земле! (Припев). 2 сентября в маленькой деревушке Фили собрался военный совет. На этом совете решено было пожертвовать Москвою, но спасти армию. Всем было приказано отступать за Москву. Но еще раньше этого совета, 29 августа, атаман Платов в почтовой бричке помчался на Дон - поднимать казаков на защиту России. «Родную дочь свою отдам замуж за того казачишку, который возьмет мне в плен Наполеона!» - повторял рассерженный и разобиженный донской атаман. И стар и млад поднялся на защиту Родины. Дворяне за свой счет составляли, обмундировывали и снаряжали полки, готовились народные ополчения. Но особенно возмутился и вознегодовал тихий Дон. Там готовилось поголовное ополчение казаков против Наполеона. По одному слову своего атамана казаки становились под станичные знамена. Донское дворянство выставило 1500 лошадей, торговые казаки пожертвовали 100 тысяч рублей, каждый помогал, кто чем мог - одеждой, оружием. В самое короткое время было собранно 26 полков и снаряжено 6 орудий донской конной артиллерии. Без отдыха тронулись эти полки с Дона, делая по 60 верст в день, на выручку русской армии к Тарутинскому лагерю. 3 сентября Наполеон вступил в Москву покинутую жителями. Платов ждал и получил с Дона 26 дополнительных казачьих полков, что вызвало искрение слезы радости на глазах Михаила Илларионовича Кутузова, высоко ценившего заслуги казачества в борьбе с Наполеоном. Наполеон решил отступать и только вышел он из Москвы, так русские перешли в наступление. 5 октября русская армия тронулась из Тарутина к французскому авангарду Мюрата. Наполеон долгое время не мог определить, где находится русская армия. В немалой степени этому способствовали действия арьергардных отрядов казаков Платова. В правой колонне шло 10 казачьих полков под начальством графа Орлова- Денисова. Они продвигались ночью. А утром, сотня за сотней, полетели 50 казачьих сотен на пробуждающийся бивуак французской армии. Казаки охватили весь лагерь неприятеля. Французы начали отступать. Сражение при Тарутине решило исход войны в нашу пользу. И эту победу русской армии дали донские казаки. 7 октября началось отступление «великой армии». И уже 9 октября все французы покинули Москву . 11 октября казачий отряд генерала Иловайского занял Москву. В этот день Платов получил приказ Кутузова: казачий корпус и роту конной артиллерии повернуть на Боровскую дорогу и следовать к Малоярославцу. «Сим движением,- писал Кутузов в документе,- прикроете Вы первоначально калужскую или Боровскую дорогу, на коей неприятель в силе показался, на которую и вся армия наша сделает движение». Платов четко выполнил приказание Кутузова. Когда утром 12 октября к Малоярославцу подтянулась армия Наполеона, она натолкнулась на корпус Платова. 13 октября 1812 года казачий отряд под командованием генерала Алексея Иловайского под Малоярославцем разбил неприятеля «с жестоким поражением» и отбил у него 11 пушек. В это же время отличились донские казаки под командованием генерала Кутейникова 2-го под городком Боровским и полковника Иловайского 9-го под Медыня. 27 октября казаки под руководством генерал-лейтенанта Мартынова с ходу преодолели реку Выпь, разгромили неприятеля и захватили 23 орудия. В начале ноября казаки под командованием генералов Грекова 1-го разбили у деревни Красново, захватив до 80 орудий. В это же время казаки Денисова 7-го разбили неприятеля у деревни Хохлово, отбив у французов 26 пушек и взяв «большое число пленных». 23 ноября казаки генерала Мартынова разбили французов у местечка Зембино и захватили «более тридцати орудий». И таких примеров героизма донских казаков можно привести сотни. В обширном рапорте фельдмаршалу М. И. Кутузову Донской Атаман М. И. Платов докладывал: «За остатками же неприятеля, оставившими Ковно, велось преследование до Волковийска; взято 3 орудия и большое число пленных, отличился полковник Ефремов (в будущем генерал, останки которого захоронены в Новочеркасском Вознесенском соборе). В городе Ковно и в преследовании до Волковийска положено до 10 тысяч рядовых и 496 штаб и обер-офицеров. Итак, - делает вывод М. И. Платов,- из большой армии неприятеля из всех разных корпусов не более упущено как до двух тысяч человек. Беспощадные в бою донцы, проявляли великодушие в обращении с пленными. Об этом пишут в своих воспоминаниях даже сами французы: «Наша артиллерия была взята в плен в битве под Тарутином, артиллеристы обезоружены и уведены. В тот же вечер захватившие их казаки, празднуя победу…вздумали закончить день радостный для них и горький для нас, национальными танцами, причем, выпивка не была забыта. Сердца их размягчились, они захотели всех сделать участниками веселья и радости, вспомнили о своих пленных и пригласили их принять участие в веселье. Наши бедные артиллеристы сначала воспользовались этим предложением, как отдыхом от своей смертельной усталости. Но потом под впечатлением дружеского обращения присоединились к танцам и приняли искреннее участие в них. Казакам это так понравилось, что они совсем разнежились, и когда обоюдная дружба дошла до высшей точки - французы взяли оружие и после самых сердечных рукопожатий, объятий и поцелуев расстались с казаками, их отпустили домой». Немецкие историки отмечали, что восхищение казаками охватило в то время самые широкие слои народа. Людям нравилась простота, человеколюбие казаков, полюбились им и песни донцов. Содержание песен, как правило, очень простое, никогда не содержит чего нибудь неприличного и обычно относится к обычаям и занятиям их на родине и к близким людям. Как толпа оборванных нищих, голодная и обмерзшая отступала армия Наполеона. 2 декабря М.И.Платов настиг отступившие к границе войска маршала Нея и разгромил их. Война на территории России была победоносно закончена. 14 декабря 1812 г. войска Императора Наполеона с позором и большими потерями были выброшены из пределов России за реку Неман. Наполеон потерял в России более 550 тыс. солдат и офицеров. Центральную роль в этом сыграли казачьи полки с Дона под руководством Войскового Атамана М. И. Платова. «Велики были заслуги донцов за эти полгода. Они истребили более 18.000 врагов, взяли в плен 10 генералов, 1.047 штаб и обер-офицеров и около 40.000 нижних чинов. Знамен отбито 15, пушек 364 и 1.066 зарядных ящиков. Но недешево достались эти успехи. Многие полки, в тысячном составе вышедшие от Немана в июне, дошли на тот же Неман в декабре в составе 150 человек. Донцы гибли в боях, гибли от ран, от болезней, от холода и голода. Преследуя армию Наполеона по пятам, они испытывали все те ужасы, которые выпали и на долю неприятеля». (Краснов П. Донцы и Платов в 1812 году, Москва, 1912 г., стр.34). 21 декабря 1812 г. было официально объявлено об окончании Отечественной войны в России. Известный историк и исследователь войны 1812 года С.В. Корягин (Корягин С.В. Генеалогия и семейная история донского казачества, выпуск 24. – Москва, 2002), размышляя о «феномене» гусаров в военных действиях 1812 года, отмечает «ввиду прекрасной сохранности гусарских полковых документов в РГВИА (в фонде № 489 имеются полковые коллекции Формулярных списков (ФС) за 1814 -:315 гг. 9 из 12 полков) появилось желание оценить вклад данного рода войск в разгром Наполеона в сравнении с соответствующей казачьей составляющей». Корягин С.В. проводит сравнение двух родов войск на кануне военных действий – казачества и гусаров - путем анализа и сопоставления офицерских ФС. «Численный состав. 12 гусарских 8-ми эскадронных полков (штатный состав эскадрона: 1 штаб-офицер, 6 обер-офицеров, 15 унтер-офицеров, 144 рядовых, 5 нестроевых). У некоторых полков существовали еще дополнительные эскадроны. Фактический состав полка, естественно, был меньше штатного. В ф. 489 не сохранилось ФС Павлогорадского гусарского полка, однако есть численный состав [д. 2311]: Казаки: свыше 60 полков (по росписям - 64), 2 конно-артиллерийские сотни. В сентябре в Дона прибыло еще 26 полков. Обычно, полки пятисотенного состава. Исключение - Атаманский (тысяча). В некоторых случаях возможно превышение: считается, что с Дона в составе 26 полков прибыло 15 тысяч человек (а не 13). Отсюда, общая численность - около 50 тысяч. Соотношение 4,2: 1 (в пользу казаков) следует несколько уменьшить в виду того, что почти треть полков начала воевать с сентября. Поэтому представляется, что более реальное соотношение - 3,5: 1. Обратимся еще раз к тому, каким образом в ф. 489 представлены документы о гусарских и казачьих полках. В отношении гусарских полков наблюдается «изобилие»: девять полков (из двенадцати) представлены пухлыми делами, содержащими ФС всех офицеров (а также, унтер-офицеров). В отношении казачьих полков такого нет. Для данного исследования было рассмотрено 16 полков. Брались дела, содержащие ФС за 1813, 1814 либо 1815 гг. (следует отметить, что по многим полкам ФС, включающих боевые действия 1812 г., нет). Таким образом, было взято 7 «первых попавшихся» полков, удовлетворяющих данным требованиям из начала алфавита и 9 - из конца. Все они представлены в таблице № 3. Лучше всего сохранились дела полков, находящихся в Грузии и на Кавказской линии. Из рассмотренных только 4 полка (Андриянова 2-го, Андриянова 3-го, Чернозубова 8-го, Шамшева 2-го) принимали участие в боевых действиях 1812 г. Еще 4 полка (Тацына 6-го, Тарасова 2-го, Терентьева, Грекова 36-го) были сформированы позже (в 1814 - 1815 гг.). Дела этих полков ценны именно тем, что в них представлены ФС офицеров, которые на 1812 г. служили в разных полках. Именно поэтому к типовым записям ФС офицеров полков Андриянова 2-го, Андриянова 3-го, Чернозубова 8-го и Шамшева 2-го можно добавить аналогичные записи еще 17 полков. Из ФС за 1815 г. подполковника (майора) Александрийского гусарского полка Лукича Пантелеймона Семеновича: «…812-го в России против французов июля 15 при городе Кобрине при разбитии неприятельского корпуса июля 31-го под Городечно ноября 3-го под Кайдановым, 9-го при взятии крепости при городе Борисове 11-го за оным же городом 18-го под Плещаницею 813…». Из ФС за 1815 г. ротмистра Александрийского гусарского полка Ефимовича Евстафия Пантилеймоновича: «…812-го июля 15-го при городе Кобрине 29-го при городе Пружанах 31-го при Городечно ноября 3-го под Кайзановым 9-го при взятии укрепления при городе Борисове 18-го под местечком Плещаницею 813...». По данным исследованиям любому историку можно проследить стратегические действия казаков в отечественной войне 1812 года. Из ФС за 1815 г. сотника полка Терентьева Антонова Петра Петровича, в 1812 г. состоявшего в полку Андриянова 2-го: «… мая 17. 812. июня по 18 у содержания по границам Австрийской и Варшавского княжества кордонов того же года в сражении с неприятелем июля 9. 10. 11. при городе Могилеве августа 9. близ села Соловьеве 10. против оного по левой стороне реки Днепра 11-го 12. к стороне города Дорогобужа 17. 18. 19. 20. при городе Гжацке 24. находясь в партии на левой стороне Москвы взял в плен кавалерии 10 человек 27. 28. при городе Можайске 29. при ретираде от оного сентября 1, 2. при городе Москве 4. при ретираде от оной 14, при селении Вышнякове 22.у Боровского перевоза октября 21, 22. к стороне города Вязьмы 25. 26. при селении Баранове 37-го при селении Царикове, ноября 4 при деревне Конюховой 5-го при Краснянской дороге 6-го при деревне Старинке 7. 12. 14. 17. по дороге к городу Борисову 21. за местечком Молодечно 24. Жупранах 813 года...» Из ФС за 1815 г. хорунжего Барышникова Василия Савостьяновича, в 1812 г. состоявшего в полку Андриянова 2-го: «…1812-го июня по 18-е у содержания по Австрийской и Варшавского княжества границам постов того же года в сражениях с неприятелем и перестрелках июля 9. 10. 11 при городе Могилеве, августа 9 при селении Соловьеве 10-го напротив того села на левой стороне реки Днепра 11-го. 12-го к стороне города Дорогобуж 17. 18.19. 20 к стороне города Гжатск, был в партии взял в плен 11-ть французов 27, 28 при городе Можайске, 29-го при ретираде от оного сентября 1-го 2-го при городе Москве, 4-го при ретираде от оной 13-го 14-го при селении Вышнякове, 22-го у Боровского перевоза октября 21-го 22-го к стороне города Вязьмы 25-го 26-го при селении Бизикове 31-го при селении Цуракове, ноября 4-го при деревне Конюховой, 5-го при Краснянской дороге 6-го при деревне Старинкэ, 7. 12. 14-го 17-го по дороге к городу Борисову, 27-го за местечком Молодечно, 24 при местечке Жупранах, декабря 28 29-го при селении Ламздорфе, 31-го при взятии города Ма-риевердена в Пруссии 813 ...». Из ФС за 1813 г. полка Аидриянова 3-го Наследышева Василия Ивановича: «…812 года сентября с 16-го во всеобщем войска Донского ополчении к городу Туле, а оттуда через Калугу Смоленской губернии к городе Ельне где встретив неприятеля покушавшегося в уезды Калугской губернии. Был в действительном сражении 14-го при самом городе Ельне, 18-го у селения Коноплянки, и 20-го числа октября при Михайловском Дворе, а затем в преследовании и истреблении оного до самых Российских границ и далее до Варшавского Герцогства...». Из ФС за 1815 г. хорунжего полка Тацына 6-го Бударщикова Ивана Ивановича, в 1812 г. состоявшего в Атаманском полку: «…812-го во время нашествия французов в наши российские границы во всю войну, июня 27-го и 28-го при местечке Мир у разбития польской кавалерии, июля 2-го при местечке Романове, 27 при Молевом Болоте и д. Лешниве при разбитии неприятельского авангарда и прогнании оного с большою потерею августа 6 и 7 при отступлении армии нашей от Смоленска в прикрытии оного в арьергарде в сильных драках отражая стремление неприятеля, в превосходных его силах перенося всю жестокость огня 12 при городе Дорогобуже, 13 пройдя оный при реке, 15-го при селении Бира Мирове при реке (?) е сильных сражениях 16, 17, 18. 19, 20, 21, 22 и 23-го в арьергарде в ежедневных перепалках 24 и 25-го при Полоцком монастыре, 26 при деревне Бородине в генеральном сражении. 27 при городе Можайске, у прикрытия отступления армии в сильном сражении 28, 29, 30-го сентября 1-го в арьергарде по дороге к Боровскому перевозу, 12, 13, 14, 15 и 16-го у деревни Вороновой в арьергарде же 19, 20 и 21 при отступлении к Тарутинским укреплениям в ежедневных сражениях, 22, при селении Черничном, октября 6 при селении Спасском у совершенного разбития неприятельского авангарда 8 и 9-го у преследования неприятеля поретировавшегося по разбитии к Москве, 13-го и 14 при городе Малом Ярославце 17 и 18-го в походе наперерез неприятеля поратеровавшегося из Москвы дорогою на Смоленск, 19 при Полоцком Монастыре в сильном сражении, 20-го, 21, 22 и 23 преследование неприятеля через Гжацк и Вязьму, 24, 25, 26 в преследовании 27, при деревне Марково у разбития 2-х колонн, неприятельских s сильном сражении, 28, в преследовании 29-го при переправе чрез реку Волку в сражении 30-го при городе Духовщине у выбития неприятеля из оного и уничтожения совершенно, с 31 октября, по 3-е декабря в преследовании неприятеля чрез Смоленск занятии оного выбитии из Вильно М: Жижмолой(?) и города Ковно в ежедневных сражениях уничтожении и истреблении неприятеля декабря с 16-го марта по 15-е 813 года за границею...» Из ФС за 1815 г. хорунжего полка Тарасова 2-го Незельского Михаила Григорьевича, в 1812 г. состоявшего в полку Барабанщикова 2-го: «…812-го июня 12-го при открытии с французами войны был в сражениях июля 15-го при городе Кобрине разбитии там саксонского корпуса 31 при селении Сингевичах 28-го при Городечих августа 1 при селении Сингевичах 13-го при селении Спадой Взжва сентября 15-го при городе Ковне 17 и 22-so при селении Городне и при (1) 24-го и 26-го при селениях Булксве и (?) октября 8-го при селении (?) 12-го Другичине 26-го при местечке Мире 31-го при местечке Новосвержине ноября 2-го при Горелой 3-го во время разбития неприятельского корпуса под местечком Карданы по дороге к городу Минску 9-го при взятии штурмом Борисовских укреплений 11-го за городом Борисовым 21-го от местечка (?) дo селения Корытницы и в преследовании за пределы России истреблении французской армии 1813...». Из ФС за 1815 г. есаула полка Тацына 6-го Завжалова Василия Ивановича, в 1812 г. состоявшего в полку Власова 2-го: «…1812-го в армии генерала от кавалерии Тормасова в сражениях с французами июля 15-го у города Кобрина при совершенном истреблении неприятельского Саксонского отряда; 18-го при городе Пружане 30-го в Генеральном сражении при деревне Городечне августа 1-го, 2-го и 3-го в ретираде к местечку Дивину, 13-го при местечке Любомле сентября 8-го и 9-го при деревне Несвиче(?) у разбитии австрийского отряда 17-го при местечке Любомле; в октябре месяце в партизанском отряде под командою полковника нынешнего генерал-адъютанта Чернышева, за границею в Варшавском Герцогстве 26-го при местечке Брянске, 27-го при селении Стелювичи(?) ноября 1-го при местечках Горностаи 3-го и 4-го в Ольковиске(?) 6-го Свисловичи 10-го на реке Муховице при деревне Картузе Журавецкой, 11-го при городе Брест-Литовске; декабря 29-го и 30-го при местечках Венгров и Ливе при выгнании из оных неприятеля 1813-го...». Из ФС за 1815 г. хорунжего полка Тацына 6-го Краснянского Ивана Ульяновича, в 1812 г. состоявшего в полку Грекова 3-го: «…сентября с 1-го во всеобщем войска Донского ополчении во время сей кампании был в сражениях против французов октября 12-го и 13-го при Малом Ярославце 18-го при городе Боровске 22-го при Вязьме 26-го Дорогобуже 28-го при Соловьевой переправе чрез Днепр, ноября 5 и 6-го при городе Красном 14 и 15 при Борисове и за рекою Березиною затем в преследовании неприятеля до самых наших границ и потом...» Из ФС за 1815 г. сотника полка Тацына 5-го Антонова Григория Мироновича, в 1812 г. состоявшего в полку Грекова 18-го: «…812-го во всеобщем з Дону ополчении и был действительных сражениях против французов, с 4-го по 11-е на позиции в Тарутино, 12-го и 13-го при Малом Ярославце, за что рекомендован к следующему чину 18-го в Можайске, и Бородине, 20-го в Гржданце. 21-го при Вязьме и Дорогобуже 23-го у переправе реку Вол 26-го при селении Маркове 27-го при Воскресенске 28-го при занятии передовой Ерцевой переправы 30-го и 31-го при вытеснении неприятеля с Духовщины 5-го ноября при вытеснении неприятеля и занятии Смоленска; где отряжен был с 25-ю казаками, в ноче для преследования отвалившейся (?) неприятельской пехоты в двухстах состоящих. При ударе на оную разбил, из них часть положена на месте, а трех офицеров и сорока нижних чинов доставил в плен за что рекомендован был к награждению 17-го при Толочине с 17 по 18-е при Борисове, с 19-го по 11 декабря в преследовании и поражении неприятеля, до реки Неман, а за оною с 11-го по 3 января 1813-го года до города Данцыга…». Из ФС за 1815 г. сотника полка Тарасова 2-го Сучилина Прохора Антоновича, в 1812 г. состоял в полку Денисова 7-го: «…1812 г., а по открытии прошедшей с французами кампании был в действительных сражениях, того июня 18-го при Больших Салешниках (?) 19~го при Альшане 24-го при Сивице, июня 26-го и 7-го между Молево и Лешнею где за отличие всемилостивейше награжден орденом Св. Анны 3 класса, августа 6-го при Смоленске 11-го и 12-го при Усвятье(?), 15-го при Боломире, 26-го в генеральном сражении при Бородине, октября с 12-го в преследовании неприятеля до самой границы к городу Ковно между чем был в сражениях того октября 17-го при Боровске, 22-го при Вязьме, а после к Духовщине, при переправе чрез Вон, у деревни Ярцево, ноября 1-го при Смоленске. 13-го при Борисове, 21-го при Молодечне 28-го при Вильне, декабря 1-го при Ловне, и переправясь Неман, в Герцогстве Варшавском...». Из ФС за 1815 г. сотника полка Терентьева, Михайлова Льва Михайловича, в 1812 г, состоявшего в полку Дячкина: «…июля по 10 1812 у содержания кардонной стражи по границе с Молдавией а с оного по 4 августа в походе с границы от города Могилева к 2 Западной армии 14. в сражении с австрийцами при селениях Рудно и Сводмиках 26, при городе Луцке с 12. сентября по 7. октября в преследовании неприятеля до города Слони-ма 7. у Слонима же при совершенном разбитии польской гвардии отряда генерала Конобки 9. Прожанам ноября 7. в походе к городу Минску 11. к городу Борисову 12. к селению Брил при которой с 14. по 16. в сражениях с 17. по 29. в преследовании неприятеля к Вильне и при разбитии под оным пехотной колонны а с оного по 16. января в преследовании неприятеля к крепости Торон и блокаде оной...». Приведённые извлечения из архивных материалов воспоминаний участников войны 1812 года очень ярко показывает нам роль и место казачества в отечественной войне 1812 года. После выдворения французов из России русские войска вступили в Пруссию, где они преследовали отступающие наполеоновские отряды «для спокойствия всей Европы». И здесь донские казаки покрыли свои знамена героизмом и славой. В своем предписании № 39 от 8 января 1813 г. к М. И. Платову фельдмаршал М. И. Кутузов писал: «Одному деятельному преследованию вашему обязаны мы падению городов: Элбинга, Мариенбурга, Мариенвердера и Нейнбурга. За дисциплину же, сохраняемую в войсках ваших, приношу вам мою совершенную признательность, о чем и в общем приказе по армии отдано». (Донское казачество в Отечественной войне 1812 года, второе издание, Ростиздат, 1943 г., стр.65). 17 января 1813 года прославленный фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов направил письмо Войсковому Атаману Матвею Ивановичу Платову с высокой оценкой заслуг Донского казачества в войне с Наполеоном. Он писал: «Почтение мое к Войску Донскому и благодарность к подвигам их в течении кампании 1812 года, которые были главнейшей причиной к истреблению неприятеля». 6 октября 1813 г. Войсковой Атаман Матвей Иванович Платов вместе с Донскими казаками в ходе грандиозной битвы народов (союзники против войск Наполеона) под Лейпцигом взял в плен целую кавалерийскую бригаду, шесть батальонов пехоты и 23 орудия неприятеля. Приближалась развязка в войне с Наполеоном. 18 марта 1814 г. союзные войска после тяжелых боев овладели столицей Франции. Донские казаки устроили 19 марта свой походный военный лагерь на Елисейских полях в Париже. Отечественная война и заграничные походы русской армии победоносно закончены. Многие казачьи полки награждены Георгиевскими знаменами. Среди них полки Ивана Андреевича Дячкина, Максима Григорьевича Власова 3-го, Тимофея Дмитриевича Иловайского 2-го, Ивана Ивановича Жирова, Атаманский Лейб-гвардии казачий полк и

Источник: https://proza.ru/2014/




Просмотров: 27Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все