Казачий исторический календарь: КАЗАКИ В ВОВ.


ГВАРДИИ КАЗАКИ ИЗ ЧЕРКЕСОВ: АДЫГЕЙСКИЙ ДОБРОВОЛЬЧЕСКИЙ КАВАЛЕРИЙСКИЙ ПОЛК.

Практически с первых дней Великой Отечественной войны на территории Краснодарского края началось формирование добровольческих кавалерийских сотен, которые, вместе с такими же частями, сформированными на Дону, пошли на создание 17-го казачьего кавалерийского корпуса, образованного 1 января 1942 года. Не отставала в формировании таких сотен и Адыгейская автономная область, входившая в состав Краснодарского края. 25 октября 1941 года бюро Адыгейского областного комитета ВКП (б) приняло постановление «Об организации Адыгейского кавалерийского полка», согласно которому в полк принимались жители Адыгейской области - рабочие, служащие и колхозники, добровольцы в возрасте от 40 лет и выше, ранее служившие в армии, имевшие боевой опыт, физически крепкие и хорошо владеющие оружием. Местным исполкомам было предписано «полностью обмундировать бойцов кавалерийского полка, а также выделить для него потребное количество лошадей, седел, уздечек и повозок». Начальнику промышленного отдела Адыгейского областного комитета ВКП (б) товарищу Пышкину поручили «организовать на предприятиях города Майкопа и в районах области поделку шашек и кинжалов». Этим же постановлением был утвержден комсостав Адыгейского добровольческого кавалерийского полка: командир полка Жеребкин Илья Максимович (член ВКП(б) с 1918 года, партбилет № 2811158); комиссар полка Сообцоков Осман Леузеевич (член ВКП(б) с 1931 г., партбилет № 0373457); помощником командира полка по материальному обеспечению Коротеев Михаил Федорович (член ВКП(б) с 1925 года, партбилет № 1599895). Формирование сотен в районах шло организованно и быстро, а промышленные предприятия Майкопа, мастерские и колхозы области сделали все возможное, чтобы обеспечить полк всем необходимым. Были выбраны и переданы в полк лучшие из лошадей. В оперативном порядке были изготовлены клинки, ножны, седла, стремена, тачанки, походные кухни. Были сшиты черкески, башлыки, кубанки, сапоги. Уже 27 ноября 1941 года сотни были собраны в станице Ханской, где началось их организационное сведение в эскадроны и другие подразделения. При этом стоит уточнить, что кроме жителей Адыгейской области, в состав полка вошли добровольцы из Белореченского, Лабинского, Мостовского, Удобненского, Упорненского и Ярославского районов Краснодарского края. Всего в полк было отобрано 1294 человека, около 700 из них были жителями Адыгейской области. Одним из первых адыгов, кто добровольно записался в полк, был Рамазан Потоков, житель аула Мамхег. Каждый район торжественно провожал сотню своих добровольцев в Ханскую. В наказе жителей Майкопа говорилось: «Сквозь бурю, и огонь Великой Отечественной войны пронесите славные традиции Красной конницы и возвращайтесь в свой родной город только после полной победы над врагом!». 8-й Адыгейский добровольческий кавалерийский полк в январе 1942 года был включен в состав 13-й Кубанской казачьей кавалерийской дивизии 17-го казачьего кавалерийского корпуса. Приведение воинов Адыгейского полка к присяге состоялось 23 февраля 1942 года, а вскоре он получил новое наименование - 29-й Кубанский казачий кавалерийский полк. Командование полком принял Иван Васильевич Соколов – боевой офицер, награжденный орденом Боевого Красного Знамени за бои под Смоленском. Боевой опыт имел и новый комиссар полка Антон Дмитриевич Чеглаков. Инструктором полка по пропаганде стал коммунист, директор Адыгейского педагогического училища Илья Михайлович Девтерев. А что же первый командир полка? Илья Максимович Жеребкин, после получения случайного тяжелого ранения, был комиссован, но с приходом немцев на Кубань ушел в Тульский партизанский отряд, где стал его командиром. За то, что И.Жеребкин носил окладистую бороду, в донесениях его партизанский отряд часто называли просто «Борода». В конце апреля 1942 года части 17-го казачьего кавалерийского корпуса заняли оборону на Азовском побережье Краснодарского края в связи с угрозой возможного десанта немцев из Крыма. Но, как мы знаем, свое боевое крещение 29-й Кубанский казачий кавалерийский полк получил не здесь - немцы ворвались на Кубань с другой стороны, через донские степи... Первым серьезным сражением Адыгейского кавалерийского полка стала знаменитая Кущевская атака 2 августа 1942 года, в которой советские кавалеристы, ценой своего мужества и больших потерь три дня удерживали рубеж обороны под станицей Кущевской, а в ходе самой атаки вклинились в глубину обороны противника на 9 километров, уничтожив при этом около 400 вражеских солдат и офицеров. Для конников 29-го кавполка в той атаке примером был их командир, майор Соколов, павший в этом бою смертью храбрых. За свой подвиг он был посмертно награжден орденом Ленина... Мастерством и отвагой в Кущевской атаке блеснули многие из представителей Адыгеи - Николай Калмыков, Тихон Беззубченко, Рамазан Потоков, Тимофей Шевченко, Григорий Яворский, Аслан Тугуз и Хизир Дауров. Один из них - житель Майкопа Тимофей Шевченко, награжденный орденом Боевого Красного Знамени. Он родился в 1893 году и поэтому по мобилизации быть призванным не мог. Один из его сыновей - Анатолий Тимофеевич, 1923 года рождения, морской летчик, погиб в первые дни войны и был удостоен звания Героя Советского Союза. В своем письме на имя Майкопского горкома партии Т.Шевченко написал: «Разве может отец Героя сидеть в этот опасный момент дома? Прошу взять меня в полк…». Его просьбу удовлетворили. Другой герой Кущевской атаки - кубанский адыг Яхья Азашиков, уроженец аула Хакуринохабль, политрук 1-го эскадрона 29-го кавалерийского полка, который зарубил шесть немцев и застрелил одного офицера. 24 августа 1942 года он был тоже награжден орденом Боевого Красного Знамени. Мужественно выполняли свой долг на поле боя медики полка. Среди них жительницы Майкопа Тамара Букша, Прасковья Мушкарнева, Мария Серпокрылова и другие. Они под огнем выносили с поля боя раненых, оказывали им всю возможную помощь. За свой ратный труд Мария Федоровна Серпокрылова была награждена орденом Боевого Красного Знамени, а Тамара Марковна Букша и Прасковья Федоровна Мушкарнева - медалями «За отвагу». В ходе ожесточенных боев станица Кущевская несколько раз переходила из рук в руки, но, в конце концов, частям 17-го кавалерийского корпуса пришлось отступить. Тем не менее, как писал Хазретбий Сиджах в своей книге «Адыгейский полк в боях за Советскую Родину», «...успех боя под Кущевской явился своеобразным символом для всего личного состава полка и дивизии в последующих боях». Но, к сожалению, обстановка на Северо-Кавказском фронте в начале августа 1942 года складывалась не в пользу советских войск. Наши войска отступали, над знойной кубанской степью стояли пыль и гарь от сотен лошадей, обозов, разрывов немецких бомб и горящих пшеничных полей. Именно в такой обстановке 17-му кавкорпусу довелось принять участие в «неудобной» для советских военных историков Армавиро-Майкопской оборонительной операции, которая длилась с 6 по 17 августа 1942 года. Почему «неудобной»? Дело в том, что, несмотря на все усилия, задержать надолго натиск немецких, румынских и словацких войск на рубеже реки Лаба подразделения и части 12-й и 18-й армий так и не смогли... Хотя, если быть честным до конца, итоги Кущевской атаки тоже были явно завышены. В письме полковника Бардадина в ЦК ВКП (б) сообщалось, что в результате атаки наши части саму станицу Кущевскую так и не заняли, а противник остался на занятых им позициях. При этом потери 17-го корпуса составили 400 человек убитыми и ранеными, было потеряно около 200 лошадей. Со стороны противника - максимум 100-150 зарубленных и покалеченных, 3 человека пленных, трофеи - 6 мулов и 5 автоматов. По мнению автора письма, операция под Кущевской была организована плохо, непродуманно, атака конницы была направлена на рубеж, прикрытый хорошо организованной системой огня противника. Всего по фронту Кущевская-Шкуринская-Канеловская было уничтожено не больше 500-600 немцев, в плен взято 13 человек. Однако, в донесении командования 17-го корпуса, которое ушло в штаб фронта, было указано, что казаками было зарублено 5000 человек и взято в плен 300 человек. Но, как говорится, нашей советской стране были срочно нужны герои, особенно после неудач в Крыму и сдачи Ростова-на-Дону, а потому на страницах газет была срочно проведена мощная пропагандистская кампания. Тем не менее, и мы в этом свято уверены, личное мужество и героизм личного состава 17-го Кубанского казачьего кавалерийского корпуса, в том числе и 29-го кавалерийского полка, не подлежат сомнению. Кущевская атака по праву вошла яркой страницей в историю Великой Отечественной войны как символ бесстрашия и героизма кубанских казаков и адыгов. К 8 августа немцы, захватив Кропоткин и Армавир, смогли выйти на рубеж реки Лабы, приблизившись к Майкопу. В этих условиях бойцы 13-й кавалерийской дивизии, куда входил 29-й кавалерийский полк, выполняя решение командования, 4 августа начали марш-бросок в направлении станицы Лабинской с целью задержать продвижение врага на рубеже реки Лабы. Но они опоздали, немцы вышли к Лабе первыми... Тогда конники получили новую задачу - оборонять подступы к Майкопу с его северной стороны, для чего 29-й кавалерийский полк в составе 13-й кавдивизии двинулся в район станицы Келермесской, периодически подвергаясь минометному обстрелу и бомбардировке вражеской авиацией. В районе хутора Косинов, расположенного между станицей Келермесской и Майкопом наши кавалеристы столкнулись в бою с танками и мотопехотой противника. По рассказам местных жителей, бой шел «с обеда до поздней ночи. А потом все стихло. Утром все люди были мобилизованы, чтобы убрать с поля боя убитых и раненых. Раненых дети грузили на бричку и на быках везли в школу на хутор Косинов. Там местная медсестра ухаживала за ними. К вечеру всех раненых казаков погрузили на две брички, запряженные быками, и повезли в Майкоп. Успели до прихода немцев сдать раненых в госпиталь. Убитых с поля боя взрослые везли на бричке на кладбище хутора Косинов. Все было 16 убитых казаков. Похоронили их всех в одной могиле. А на другой день после похорон хутор был оккупирован фашистами...». К исходу дня 9 августа передовые отряды гитлеровцев захватили Майкоп, а 13-я кавдивизия, переправившись через реку Белую в районе станицы Ханской, закрепилась на этом выгодном для обороны рубеже - высокий левый берег Белой, поросший лесом, в этих местах был непроходим для танков. В ближайшие несколько дней противник несколько раз безуспешно пытался овладеть Ханской, в этих боях прекрасно себя показал 29-й кавалерийский полк и 109-й конный артиллерийский дивизион. Но когда 13 августа немцам удалось форсировать реку Белую севернее станицы Белореченской, кавалеристам 17-го корпуса пришлось начать отступление дальше, в горы по долине реки Пшехи по направлению на Туапсе, постоянно ведя при этом тяжелые оборонительные бои. О тяжести этих боев может свидетельствовать следующий факт - с 1 по 27 августа 13-я дивизия не получала никаких продуктов питания и фуража, беспрерывные переходы по горным перевалам истощили людей и конский состав. В полках появились на почве недоедания случаи опухания людей, отдельные казаки обессилили до такой степени, что не могли без посторонней помощи сесть в седло. Многие казаки, вследствие беспрерывных походов по лесистой местности остались без верхнего обмундирования и обуви, отмечался падеж лошадей... Но, тем не менее наши воины упорно сражались. 27 августа 1942 года за свои боевые заслуги 17-й кавалерийский корпус был преобразован в 4-й Гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус, 13-я дивизия стала 10-й Гвардейской Кубанской казачьей, а, несколько позднее, 29-й (Адыгейский добровольческий) кавалерийский полк стал 40-м Гвардейским казачьим кавалерийским полком. Всего за участие в тяжелых боях лета 1942 года наград удостоилось 110 казаков и адыгов 40-го Гвардейского кавалерийского полка. В начале сентября 1942 года подразделения 4-го Гвардейского Кубанского кавалерийского корпуса, сосредоточились в приморском поселке Лазаревском, откуда, после отдыха, они были переброшены на другой участок Северо-Кавказского фронта, вступив в бой с врагом в Ногайских степях на севере Дагестана. Здесь казаки и адыги совершали глубокие рейды по тылам противника, нарушая его коммуникации, прикрывая железную дорогу Кизляр - Астрахань и отвлекая силы противника от его наступления на Малгобек и Грозный. Именно здесь совершил свой подвиг Айдамир Ачмизов, выпускник Адыгейского педагогического училища, который до войны работал директором школы в ауле Большой Кичмай. В ночь на 1 декабря 1942 года гвардейцы 36-го кавалерийского полка с приданной ему батареей противотанковых пушек, где служил Ачмизов, внезапным ударом выбили фашистов из аула Новкус-Артезиан (нынешний Нефтекумский район Ставрополья) и взяли под контроль дорогу Буденновск - Моздок. Но враг не стал мириться с потерей ключевой позиции, и следующим утром начались атаки, одна за другой. 2 декабря 1942 года на орудие, где гвардии казак Ачмизов исполнял обязанности заряжающего, наступало 11 немецких танков. Очередным вражеским снарядом был выведен из строя весь орудийный расчет, все были ранены, наводчик контужен. Айдамир Ачмизов, проявив мужество и бесстрашие, стал за наводчика и вместе с раненым командиром в упор расстреливал вражеские бронированные машины. «Своим метким огнем товарищ Ачмизов разбил 2 тяжелых и 3 средних танка и 6 часов сдерживал танковую атаку противника. В этом неравном бою товарищ Ачмизов от прямого попадания снаряда погиб героем храбрых» (строки из наградного листа). Звание Героя Советского Союза Айдамиру Ачмизову было присвоено 31 марта 1943 года посмертно. Он бохоронен в ауле Новкус-Артезиан, где установлен его бюст. Имя героя носит школа в его родном ауле. Позже в 4-м кавалерийском корпусе сложили о его подвиге песню: Враги не выдержали боя, Который длился пятый час, Увенчан лаврами Героя, Ачмизов выполнил приказ... Дальнейший боевой путь 40-го Гвардейского казачьего кавалерийского полка - это трехлетний путь ожесточенных боев и сражений. За это время его воины, казаки и адыги вместе с другими частями Красной Армии участвовали в освобождении Белоруссии, Румынии и Венгрии, завершив свой боевой путь под Прагой 11 мая 1945 года. В сентябре 1945 года 40-й Гвардейский, бывший Адыгейский добровольческий кавалерийский полк, награжденный за войну орденами Боевого Красного Знамени, Кутузова III степени и Александра Невского, вернулся домой, в станицу Дондуковскую. 23 сентября 1945 года жители Майкопа и Адыгейской области торжественно встречали своих земляков-победителей, а 31 июля 1946 года полк был расформирован, времена конницы как отдельного рода войск заканчивались... На этой фотографии 1942 года - командный состав 40-го кавалерийского полка 17-го казачьего кавалерийского корпуса. Третий справа - кубанский черкес Азашиков Яхья Шханчериевич.

Просмотров: 0Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все