• АДМИН

Из истории казачества Оренбургские казаки.


В этот день. 26ноября1905г. Оренбургским казаками за самоотверженную службу была объявлена Высочайшая благодарность. В декабре первые части Оренбургской льготной казачьей дивизии стали отправляться на родину: в конце месяца первый эшелон оренбуржцев отбыл в Россию. 11Оренбургскийказачий полк покинул Маньчжурию 13 февраля 1906 г. 9 марта казаки прибыли в посёлок Сосновский, и вскоре вернулись в родные станицы.


Оренбургское казачество в русско-японской войне 1904-1905гг. (Статья) Раздел: История России Автор: Ульянов Евгений Валериевич


Для участия в военных действиях против Японии было отдано распоряжение провести мобилизацию всех казачьих войск, находящихся в Приамурском и Сибирском военных округах, а также некоторых казачьих частей Оренбургского, Уральского и Донского войск. Первым днем мобилизации указанных казачьих войск приказано было считать для Забайкальского, Амурского и Уссурийского казачьих войск – 28 января, для Сибирского – 2 февраля 1904 г., мобилизация в Оренбургском войске началась 7 февраля. Призыв на действительную службу казаков этих войск должен был проходить согласно мобилизационному плану, разработанному еще до начала войны[1]. 5 января 1904 г. военным министром генерал-адъютантом А.Н. Куропаткиным был утвержден список начальствующих лиц в казачьих дивизиях на случай мобилизации. По этому реестру Оренбургскую казачью дивизию должен был возглавить командир первой бригады 1-й Туркестанской казачьей дивизии генерал-майор А.С. Мелянин, а командиром бригады назначался атаман I (Оренбургского) военного отдела Оренбургского казачьего войска полковник А.Г. Эрдман[2]. Командирами Оренбургских казачьих полков назначены были: 9-го войсковой старшина П.А. Чулошников; 10-го – войсковой старшина Н.Н. Волжин: 11-го – войсковой старшина М.Г. Гурьев; 12-го – войсковой старшина Г.А. Бычков и 1-го – полковник А. М. Николаев[3]. А началась для оренбургских казаков война так: 28 января 1904 года заседание Оренбургской думы прервала правительственная телеграмма – Япония напала на Россию. 7 февраля последовало Высочайшее повеление о мобилизации Оренбургской льготной казачьей дивизии в составе 9-го, 10-го, 11-го и 12-го полков. Затем поступил приказ Военного министра генерал-адъютанта Куропаткина.

генерала Куропаткина дивизия была разделена. По плану военных действий, Уральской казачьей бригаде предстояло находиться в Приморье и охранять подступы к Владивостоку. Однако Куропаткину захотелось иметь на театре военных действий Уральскую казачью бригаду, и он принял решение направить в Приморье вместо уральцев 9-й Оренбургский казачий полк. В полном составе Оренбургская казачья дивизия соединилась только после войны. В Маньчжурии казачьи офицеры столкнулись с невиданным дроблением дивизии, которая была разделена сначала по бригадам и полкам, а позднее даже по отдельным сотням и по взводам. Командир 10-го Оренбургского казачьего полка войсковой старшина Н.Н. Волжин писал, что: «Ввиду трудности надзора за полком, случается, разбросанным на далеких расстояниях посотенно, и тем более при условии, что я по обстоятельствам, не от меня зависящим, отвлекаюсь для начальствования отрядами прошу о скорейшем назначении в полк старшего помощника; причем убедительно прошу о назначении именно такого офицера, который мог бы принести пользу полку, а не занимал лишь вакансию...». Из этой отчаянной просьбы видно, что увлечение командования отрядами негативно сказывалось на состоянии частей, которые, будучи разбросаны на большие расстояния, выходили из подчинения прежних командиров и постепенно утрачивали свое единообразие[8]. Первыми в район сосредоточения (станция Тишичао) прибыли сотни II го Оренбургского казачьего полка под командованием войскового старшины Гурьева – 31 мая 1904 г. Через два дня сюда же прибыл 12-й Оренбургский казачий полк под командованием войскового старшины Бычкова. 10-й Оренбургский казачий полк под командованием подполковника Волжина высадился в Мукдене 1 июня. Сразу же по прибытии 2-я бригада (11-й и 12-й Оренбургские казачьи полки) поступила в распоряжение отряда генерала Мищенко. В составе этого отряда оренбургские казаки участвовали в кровопролитных боях под Вафангоу. О действиях оренбуржцев в отряде Мищенко сохранилось такое свидетельство: «Другой раз, под вечер, Мищенко приказал собрать оренбургские казачьи сотни, рассыпанные в пешем порядке в стрелковой цепи, с утра, находившиеся в бою. Когда приказание было исполнено, что заняло довольно много времени в виду значительного удаления коноводов, Мищенко посмотрел на часы и сказал: «Долго возитесь. Поздно! Уже семь часов, а то бы приказал вам идти в атаку на батареи». Между тем, сотни без отдыха пробыли в бою почти 15 часов подряд»[9]. В первых боях оренбургские казаки понесли значительные потери. Так, 9 июня 1904 года разъезд 12-го О.к.п. в составе 22 человек попал в горах в плен к неприятелю. Причиной случившегося была слабая разведка и недооценка противника. Через десять дней попал в засаду разъезд вахмистра Туранина.

В июле 1904 года оренбургские казачьи полки были распределены в Маньжурской армии следующим образом: 11-й О.к.п. в 4-м Сибирском корпусе, 1-й О.к.п. в 10-м армейском корпусе, 12-й О.к.п. в 17-м армейском корпусе. Только перед сражением у реки Шахе оренбургским казакам 11-го и 12-го полков удалось вновь соединиться в составе оренбургской казачьей бригады под командованием генерал-майора В.П. Грекова. Бригаде было поручено охранять правый фланг нашей армии[11]. В июне-июле 1904 года после неудачных боев на реке Ялу Восточный отряд русских войск отступил на северо-запад и занял оборону на перевалах Модулин, Фышьшуйлин, Янзенлин, Юшулин и Аньпинлин. В этих боях активное участие принимал 10-й конный полк. Однако на первом этапе он был разбросан. 2-я сотня была послана в распоряжение генерала графа Ф.Э. Келлера и занималась наблюдением за хунхузами, такие же задачи часто выполняли и другие сотни. 9 июля полк собрался в полном составе у Анпина и вместе с Терско-Кубанским полком составил конницу Восточного отряда. Однако о лихих конных атаках, которым учили в мирное время, пришлось забыть. В основном пришлось действовать пешим порядком. Имея в своем распоряжении достаточное количество конных сотен, командование Восточного отряда русской армии ни разу не использовало их подлинных боевых возможностей, особенно в наступательных боях. Одним из непонятных моментов этой войны было назначение на ответственные командные должности людей, не обладающих соответствующей подготовкой и опытом руководства различными родами войск. К таким генералам относился и генерал Ф.Э. Келлер, который и не скрывал неуверенности в своих возможностях, по выполнению возложенных на него обязанностей, о чем откровенно сказал А.Н.Куропаткину при назначении его на должность начальника Восточного отряда. Тем не менее, он был утвержден в этой должности[12]. В это же время в районе Ташичао вел бои Южный отряд Маньчжурской армии. Оренбуржцы в этих боях совместно с уральскими казачьими полками действовали в составе конных отрядов на флангах сосредоточенной здесь группы войск. В письме командир 1-го Читинского полка Забайкальского казачьего войска на имя командира 2-й бригады Оренбургского казачьего войска генерала Толмачева восхищается действиями казаков 12-го конного полка. Он пишет: "Они мужественно и умело действовали по прикрытию артиллерии, в полном порядке под сильным ружейным огнем противника прошли лавой и помогли лошадьми для снятия на ночь с позиции артиллерии". Некоторые казаки 12-го полка были за эти бои награждены: младший урядник Иван Скрыпов был удостоен знака Военного ордена 4-й степени. Такую же награду получил и казак Андрей Смолин. Это было по существу одно из первых награждений в русско-японскую войну, причем не только среди кавалеристов. Непосредственно в боевые действия казаки Урала включились 11 августа 1904 г. в районе Ляояна, где возникла угроза окружения русских войск японцами. Усиленный казаками 1-й Сибирский корпус генерала Штакельберга остановил наступление противника. Но общая обстановка под Ляояном складывалась неудачно для русских войск, и после ожесточенных боев 18 – 21 августа русские войска отступили к Мукдену. От полного поражения русскую армию спасли решительные действия сибирской казачьей дивизии генерала Самсонова, прикрывавшей отход в спешенных порядках. Вместе с сибиряками в арьергардных боях отличились и многие оренбургские казаки. В следующем крупном сражении в районе Беньсиху казачьи части в основном вели разведку и прикрывали стыки между армейскими корпусами[13]. В летних боях 1904 года отличились многие офицеры-оренбуржцы. Только с конца мая по 1 сентября за отличия в делах против японцев в 1-м Оренбургском казачьем полку были награждены: есаулы Ф.Ф.Налобин, В.Печенкин, В.Колачев, сотник В.Лобов, хорунжий И.Лосев, В.Алтанбашев и многие другие. Для большинства из них это были первые, но не последние боевые награды за эту войну. Отойдя к Мукдену, Маньчжурская армия закрепилась на берегу реки Шахе. Казачьи части в это время действуют в основном в качестве пехоты. К сентябрю соотношение сил стало меняться в пользу русских войск. Куропаткин принимает решение о переходе в наступление, однако и японская армия в это же время разворачивает наступательные действия. В сражении на реке Шахе 1-й Оренбургский казачий полк действовал в составе 10-го армейского корпуса в качестве корпусной кавалерии, а Оренбургская, Уральская и Забайкальская казачьи бригада и три конных полка сибирских казаков составили конницу Маньчжурской армии. Встречные бои не принесли победы ни одной из сторон: и русские и японцы потеряли почти по 50 тысяч солдат и офицеров. Среди оренбуржцев в этих боях особо отличились в 12-м Оренбургском казачьем полку старший урядник Алексей Боровских и казак Ульян Вершинин, совершившие по заданию командования 2 октября удачную разведку. Оба они были удостоены знаков Военного ордена, причем у Вершинина это было уже второе награждение за время войны[14]. В сентябре в боевых действиях наступил перерыв. Войска проводили разведку и готовились к новым боям.

28 октября 1904 года была сформирована 3-я Маньжурская армия в нее вошли 2-я Оренбургская казачья бригада и 1-й О.к.п. 23 ноября из 3-й армии во 2-ю были переведены 2-я Оренбургская казачья бригада и 1-й О.к.п., а в 3-ю армию 1-й О.к.п. В феврале 1905 года Оренбургская казачья бригада перестала существовать как самостоятельная боевая единица. Она была разделена в качестве корпусной кавалерии и использовалась для охраны штабов и для связи[16].

Началось Мукденское сражение, в котором русские войска вынуждены были отойти на заранее подготовленные Сыпингайские позиции (175 км севернее Мукдена). На этом активные боевые действия на сухопутном фронте практически прекратились. В Мукденском сражении участвовали все Оренбургские казачьи полки. Три сотни 10-го конного полка находились в составе 3-й армии, остальные вели наблюдение за хунхузами. 12-й полк при штабе 2-й армии нес в основном службу связи. 4-я и 5-я сотни 9-го Оренбургского казачьего полка с 15 ноября 1904 года находились в районе тыла штаба Маньчжурской армии и в течение более девяти месяцев несли разведывательную службу в районе границы Монголии, службу летучей почты, а также уничтожали и разгоняли бродячие шайки хунхузов, конвоировали обозы. Командовал отрядом войсковой старшина Юдин[17]. 26 ноября 1905 года была объявлена Высочайшая благодарность всем казакам за их самоотверженную службу царю и Родине на войне и поддержание порядка внутри Империи. К декабрю 1905 года части Оренбургской льготной казачьей дивизии стали продвигаться к станции Бухай для отправки на Родину. 29 декабря первый эшелон оренбуржцев (штаб дивизии и пулеметные команды 10, 11, 12-го Оренбургских казачьих полков) в 12 часов дня убыли в Россию. В скором времени за ними последовали и остальные полки Оренбургского казачьего войска. Общие потери Оренбургской казачьей дивизии в русско-японской войне составили 299 человек, из них: погибло офицеров – 2, казаков – 45; ранено офицеров – 17, казаков – 183; пропавших без вести офицеров – 3, казаков – 71. Однако следует отметать, что многие казак к ноябрю-декабрю 1905 года вернулись из плена в свои или другие части русской армии.

О характере использования русской конницы наглядно свидетельствует Наставление, командира 17 армейского корпуса генерала от кавалерии Бильдерлинга, войскам Главой позиции от 4 сентября 1904 г.: «Конные отряды, прикрывая при отходе фланги авангардов, должны усилить всеми мерами разведку противника, как на фланге, так и на фронте, не исключая действия в тылу наступающему противнику, памятуя, что уйти конница сможет всегда, а своевременно поддержать или облегчить действия своей пехоты – славная заслуга кавалерийского начальства. Уходить на правый берег коннице не следует, а надо лишь тщательно изучить реку, пометить себе броды или пункты для переправы вплавь. Коннице с отходом к Мукдену следует задержаться на флангах нашего района...»


Использование материалов:

https://исторический-сайт.рф/,


https://исторический-сайт.рф/https://исторический-сайт.рф/

Просмотров: 13Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все