Воспоминания внучки последнего станичного Атамана

"Казачья станица Гладковская (Крымского района, Краснодарского края) основана в 1899 году, как хутор Ново - Благовещенский. Те, кто изъявлял желание осваивать новые земли в лесу, среди гор, тот освобождался от службы: люди селились в балаганах, вокруг корчевали, строили усадьбы, разрабатывали поля под пашни, бахчу, сады, виноградники. До сих пор стоит первый "казённый" дом Гладкого Алексея Ивановича, поселившегося в числе первых поселенцев фамилии Гладких. На огромной площади в обрамлении дубов была выстроена церковь и школа, на ней были базарные ряды, устраивались ярмарки, привозили карусель, проводился осмотр лошадей, на площади административные дома, 2 лавки. Существует 2 версии названия станицы: первая - по фамилии первопоселенцев Гладких, вторая - ещё до поселения людей здесь жил лесник, однофамилец Гладкий, который благоустроил родник, многие десятилетия питавший всю станицу. Не позднее 1912 года хутор Ново - Благовещенский получил статус станицы Гладковской и первым Атаманом станицы был Лузан Федот Васильевич, служивший в этой должности очень долго.

Вторым Атаманом станицы был Гладкий Иван Алексеевич - сын Алексея Ивановича: в годы революции, как вспоминают станичники, "запряг пару хороших лошадей, посадил жену, четверых детей и уехал из станицы в Новороссийск, оставив усадьбу и всё, что в ней было" - это спасло его, жену и детей от всех невзгод Советской власти.

Последним Атаманом, всего несколько месяцев, был Гладкий Иван Кондратович, племянник Алексея Ивановича, с которым в числе первых поселился в балагане с женой Марией Павловной и годовалым сыном Семёном: в месяцы его службы в станицу приезжал генерал Покровский, собирались казаки для беседы, но в разговоре на чём - то не сошлись в отношении земли, и казаки бросили службу и разошлись по домам. После революции Иван Кондратович жил в станице в своей усадьбе с тремя дочерьми и сыном, ещё 2 сына "были в отделе" - жили со своими семьями тут же в станице, одна дочь так же была замужем за станичником. В 1929 году Ивана Кондратовича раскулачили, арестовали и расстреляли в Новороссийске, семью выгнали из дома.

В революционный период из немногих станичников был создан отряд "зелёных" (партизаны), в станице их звали "бандой" или "шайкой". В 1918 году молодые и постарше казаки поехали на призыв в станицу Славянскую через станицу Варениковскую - там был паром через Кубань. На обратном пути, в Штельмаховой балке их встретили "зелёные", как - то заманили в единственную усадьбу и казнили, не пощадили и выехавшую встречать мужа Ермоленко с 7-летним мальчиком от первого брака. Фамилии казнённых:

Ермоленко Фёдор, Ефимия - его жена ("в положении", был распорот живот, вынут ребёнок), Антон 7 лет (пилили ногу, поднимали на штыки),

Никитенко Давид, Магницкий Гей (оба I897 года рождения), Люсый Василий, Бондаренко Фёдор, Филин Велигур, Свечник Матвей, Гац Сергей Никитович, почтальон (фамилия неизвестна - сняли кожу с лица).

Чудом остались в живых, поехав не по дороге, а по тропинке:

Кочубей Фёдор, Смаглюк Савва, Чуб Савва.

Несколько дней искали призывников, затем нашли трупы в чаще, уже подвергшиеся разложению - похоронили в церковной ограде, в одной могиле.

В 1921 году в станицу прибыл красный карательный отряд, арестовали много казаков, некоторых отпустили (в их числе бывшего Атамана станицы Гладкого Ивана Кондратовича). 12 человек (в их числе одна женщина) были расстреляны: Люсая (та самая женщина), Кочубей Кузьма, Креминский Мефодий, Трущенко Денис Матвеевич (станичный писарь), Трущенко Сергей Матвеевич, Ситник Евмен (зарыт живым), Ситник Маркел, Кныш Григорий, Кныш Леонтий, Смаглюк Василий, Белоус Гавриил, Белоус Сергей (за станицей в березняке была вырыта яма, над ней и расстреливали). Это было в октябре, ночь была тёмная, лил сильный дождь, но некоторые станичники видели, как их связанных попарно повели за станицу. Месяца через полтора разрешили родственникам перезахоронить их на кладбище: когда отрыли могилу, все трупы лежали как "в студене", тут и обнаружили, что Ситник Евмен даже не был ранен, но каратели постреляли в яму, зарыли и ушли.

В 1929 году раскулачивание, в 1933-м голод, в станице было много опухших людей. Умирало мало - часть еды можно было добывать в лесу и на полях. Церковь закрыли в I93I году, ночами всё церковное убранство грузили на телеги и увозили в станицу Крымскую. В одну из ночей снимали колокола, как ни осторожно это делали, нет - нет и раздавался звон какого нибудь колокола - люди слышали и молились. Весной 1934-го сняли Крест, а снимал его тот, кто ставил ещё во время строительства - Гудко Степан. Вся станица высыпала на площадь вокруг церкви, кто молча смотрел, кто крестился. Когда Крест рухнул на землю, в толпе раздался звук отчаянья. В церкви открыли клуб, но никто туда не шёл. Осенью 1934-го привели бурого медведя - посыльный оповестил всю станицу, что будет бесплатное представление, почти вся станица и хутора, в основное молодые, ринулись на него. После представления организовали танцы, многие пошли танцевать, так и был открыт клуб в бывшей церкви. Во время оккупации у немцев в церкви была конюшня, после войны хранилось колхозное зерно. В конце 50-х годов совсем разобрали, на месте церковного двора построили несколько домов с сарайчиками для скота, на остальной части площади посадили тополя. Во время оккупации на площади вокруг церкви было немецкое кладбище, при отступлении убрали кресты, заровняли могилы, но долго были видны запавшие могилы (вокруг станицы было много немецких кладбищ). В 1935 году из нашей станицы выслали 4 семьи:

Гладкий Семён Иванович (жена, 4 детей),

Кочубей Фёдор Кузьмич (жена , 2 детей),

Гай Иван (жена, 4 детей),

Ситник Кузьма (жена, детей не было) - высланы в Красноярский край. Гладкий Семён Иванович и Кочубей Фёдор Кузьмич были арестованы в ссылке в мае 1938-го, 31 августа того же года расстреляны в Енисейске. В 1936 - 38 годах в станице было 2 крупных пожара: сгорела сушилка и склад табака, во второй раз - новый животноводческий сарай со скотом (виновные не были найдены, но говорили, что это сделали сами "активисты", которых не избрали на руководящие должности). В станице колхозники жили очень плохо, не было одежды, обуви, налагались большие налоги, мясопоставки, заём. В предвоенные годы было укрупнение сёл, многие хутора были перевезены в станицу, много было молодёжи, вечерами собирались на площади, пели, танцевали под гармошку. В 1941 году грянула война, погибло много станичников - на фронтах, в плену, в немецких и советских лагерях. Мирные жители погибали дома, станица была оккупирована 15 месяцев, 9 из них шли непрерывные бои - люди всё время были в окопах, болели, многие остались без крова, не осталось никакой живности, каменные постройки были разобраны немцами для постройки шоссейных дорог. В лесах были и советские десантники, 2-х немцы поймали, казнили на площади.

После войны работали минёры, собирали и уничтожали мины, снаряды.

Вернувшиеся с войны забирали семьи уезжали в города, в основном в Новороссийск. Станица пустела, закрыли школу, школьников возили в соседнее село. Сейчас в станице почта, магазин, совхозная бригада, медпункт и в небольшой комнате культмассовик. Сейчас в станице электричество, радио, во многих домах телевизоры, холодильники, регулярно, в хорошую погоду, ходят автобусы, но мало молодых семей, в основном старые люди. За станицей на реке Псебепс водохранилище, разводят рыбу. В 50-е годы жители станицы пережили отголоски войны, а было так: одна девочка, жившая в районе во время оккупации, став взрослой, была послана в Москву на ВДНХ и вдруг увидела человека служившего в полиции или жандармерии, заявила и тут же его арестовали, выдал он ещё двоих. В наручниках водили по станице и окрестностях, где они расстреливали мирных жителей. Когда их спросили, почему детские кости внизу, а взрослые наверху, отвечали - расстреливали сначала детей, чтобы не кричали, валетом укладывали трупы, чтобы больше входило в ямы. На площади грели воду в котлах, мыли останки, в гробах хоронили на кладбище, всё время играл духовой оркестр похоронную музыку. Жители и сейчас вспоминают это сумное время, на кладбище установлен памятник - Мать заслоняет собой детей.

В 1989 году станице отметили 90 лет, вручили подарок самой старшей жительнице станицы Филин Василисе Ивановне, родившейся I9 января 1903 года, в том году отметили ей 90 лет. По отцу она моя тётя - крёстная. В станице единственный человек носит фамилию Гладкая - Анна Дмитриевна, жена моего покойного дяди Гладкого Владимира Ивановича. В 1992 году приезжали в станицу строители из Мангышлака и Сургута, будут строить благоустроенные дома для своих работников, уходящих на пенсии, хотят возродить станицу Гладковскую.

Мои воспоминания написаны по давним рассказам покойной мамы Ольги Матвеевны Гладкой (Трущенко), близких родственников по линии отца и моей детской памяти.

Написала Антонина Семёновна Гладкая - Поплюйкова, 2-я дочь Семёна Ивановича Гладкого и 2-я внучка Ивана Кондратовича Гладкого, последнего Атамана станицы Гладковской.

Февраль 1993 года".




Просмотров: 1
index.jpg
1200px-DOSAAF_RF_2.svg.png
FzAyQGnGkOU.jpg
IMG-20190919-WA0028.jpg
КазакФМ.png
logo.png
1.png
11_казачья_лавка.jpg
лого на черном фоне-01.png

Официальный сайт межрегиональной общественной организации по развитию и поддержанию казачьих традиций  "Казачья община "Георгиевская"

© 2019-2019