Авантюрный ход Атамана Ашинова на чёрном континенте.

Любопытнейшая история об атамане-авантюристе и лихих казачках, пытавшихся обосноваться в Африке, произошла при царствовании Александра ІІІ. Зачинатель кутерьмы - атаман Николай Ашинов.

Николай Иванович Ашинов родился в семье пензенского купца в 1856 году. Отец его обанкротился и жил с земельного надела под Царицыном (ныне г. Волгоград). Николай учился в Самарской гимназии, но закончить ее так и не удалось - за буйный нрав его исключили. Закончил учебу Николай Ашинов в царицынском училище. Карьеру начал присяжным поверенным, но не срослось у него с адвокатурой. И Ашинов едет на Кавказ выращивать табак, но и тут дела не налаживаются. Николай придумывает авантюру и тут же бросается ее осуществлять.

На приеме у сухумского командующего князя Дондукова-Корсакова в 1883 году Николай Ашинов рассказывает князю о потомках сосланных казаков, которые ныне обитают в турецких горах и, несмотря на это, хранят верность царю, вере, России. Ашинов представляется атаманом сотни и просит дозволения князя на создание силами вольных казаков пограничной станицы для защиты южных рубежей государства. Дондуков-Корсаков дает добро, и Ашинов, набрав под Полтавой охочих крестьян, основывает станицу Николаевскую, назвав ее якобы в честь престолонаследника Николая Александровича. Завладев казенной ссудой на развитие поселения, атаман прикарманил весь бюджет. А когда об этом узнали и потребовали отчета – спешно уехал в Москву. В стольном граде Ашинов занимается агитацией в пользу казачьих поселений, явно узрев в этом выгоду.

В 1886 приходят вести об атамане из Абиссинии (ныне Эфиопия). Ашинов аргументировал организацию русской миссии в Эфиопии необходимостью помочь народам с родственной религией в борьбе с колонизаторами-католиками. Атаман просил аудиенции у негуса Иоанна, но без рекомендательного письма от царя, правитель Эфиопии посланника видеть не пожелал. Ашинов вернулся в Россию агитировать на создание колонии. Эту авантюрную идею поддерживают высокопоставленные чиновники, преследуя свои интересы. Морской министр Шестаков считает целесообразным организовать на восточном берегу Африки базу для поддержки российского мореходства. Санкт-Петербуржский митрополит Исидор, разрешил построить православный храм в новой колонии. А любимчик Александра ІІІ нижегородский губернатор Баранов поддерживал эту затею, надеясь стать наместником на африканской земле.

В конце марта 1888 из Одессы во Владивосток отплывает пароход "Кострома", командиру которого поручено приглядеть удобную гавань, берег которой чист от других европейских колонистов. Бухту нашли в Таджурском заливе. Капитан заключил договор о сотрудничестве с местным вождем и оставил Ашинова с отрядом казаков осваивать территорию.

Однако уже в июне атаман появляется в Киеве на 900-летии крещения Руси с двумя единоверцами из Абиссинии, якобы посланными самим негусом Иоанном просить помощи у русского царя в нелегкой борьбе с прочими европейцами.

Авантюра Ашинова заходит на новый виток. В Одессу направляют оружие и боеприпасы для экспедиции. Из Афонского монастыря привлекают схимонаха Паисия, срочно назначив его архимандритом. Но тут в ноябре приходит депеша от посла в Константинополе, что никаких посланцев негус не посылал, а Ашинов свою команду кинул, двое из нее об этом и донесли. В связи с этим русское правительство уже не спешит с помощью. Поэтому Николай с Паисием собирают пожертвования для финансирования своей авантюры. Сбор средств поддерживает генерал Лермонтов, который даже учредил специальный фонд. А генерал-губернатор Москвы , сам великий князь Сергей Александрович милостиво берется этот фонд возглавить. Для дополнительных инвестиций в фонд Ашинов даже выпускает русско-абиссинский разговорник и абиссинскую азбуку.

10 декабря 1888 из Одессы отправляется пароход "Корнилов". В Александрии бравые казаки во главе с атаманом пересаживаются на корабль "Лазарев", шедший до Порт-Саида. А уже оттуда до Таджуры атаману приходится нанимать австрийский пароход "Амфитрида", который уже 6 января 1889 года прибывает по назначению. 150 россиян высадилось в Таджуре, где их встретили четверо казаков, оставленных с прошлого путешествия и абиссинские священники. Последних, как и нескольких монахов, взятых в попутчики в Порт-Саиде, Ашинов и отец Паисий направляют с посланием к негусу. В ожидании вестей экспедиция устраивается в заброшенном египетском порту-крепости Сагалло, где закладывают поселение со звучным названием Новая Москва. Потихоньку станица обустраивается - казаки строят дома, высаживают деревья, возводят парусиновую церковь. Но вскоре двое недовольных дезертируют и бегут во французскую факторию Обок. Там они поведали о несносной жизни в новой русской колонии и указывают место положения Новой Москвы. Незамедлительно в станицу прибывает французский офицер, требуя сдачи, но Ашинов отказывает. Иного французы и не ожидали, поэтому используют другой подход. Отправляют в Россию дипломатов на переговоры с Александром ІІІ, точно так же поступают и дипломатические корпуса других стран-колонизаторов - Англии и Германии, которых так же обеспокоило появление российской базы в таком стратегическом месте. Русский царь во избежание конфликта открестился от атамана-авантюриста. Это и дало французам "зеленый свет" для более радикальных мер. 5 февраля в Таджурский залив прибывает эскадра адмирала Ольри. В ответ на предоставленный ультиматум, Ашинов отвечает приглашением на обед. Но у французского адмирала иной приказ. Начинается артиллерийский обстрел станицы. Убитыми оказываются невинные люди, среди которых дети и женщины. Казаки предлагают дать бой французам на суше, но атаман отказывает, чтоб уберечь оставшихся. Казаки сдаются. Французы отправляют заключенных домой. И уже в марте 1889 горе-колонизаторы прибывают в Россию на кораблях "Чихачев" и "Забияка". Несмотря на то, что экспедиция взяла все необходимое на создание православного храма и ожидала лишь одобрение местной власти, религиозное направление проекта посчитали прикрытием. Возникли абсурдные данные о перевозке казаками крупной партии оружия. Документы экспедиции были конфискованы. Далее судьба Ашинова известна лишь по слухам. Царь сослал Николая с семьей в имение жены под Черниговом. Но вскоре он вернулся в родные места, в Саратовскую губернию. Говорят, там он захватил один из волжских островов и объявил его своим владением. Другие говорят, что на собранные сочувствующими средства он поехал в Париж кутить и, мол, присылал царю письма с прошением о новой экспедиции в Африку. Умер атаман в родной Саратовской губернии в 1902 году.


Кто знает, какое бы развитие получили государства Сомали и Джибути, имея на своей территории русскую колонию. Возможно, нынешние сомалийские пираты щеголяли бы в папахах и черкесках, пряча в газырях патроны.



Просмотров: 27Комментариев: 0

Недавние посты

Смотреть все